Спикерская Жанары  на группе Ал-Анон Гулдену

Спикерская Жанары на группе Ал-Анон Гулдену

Моя попытка изменить мужа

За кого я вышла замуж, я узнала буквально через две недели после свадьбы. И где-то месяц я пребывала в состоянии шока. Не понимала, как это произошло. Потому что я вроде так тщательно всё проверяла, включая генетику мужа. И еще через пару месяцев я подумала, что я, наверное, смогу поменять его, что я точно смогу изменить его. Тогда я не знала, что это болезнь. Я хотела изменить его образ жизни. И с этого момента моя созависимость набирала обороты. Я делала всё. Поначалу я выпивала вместе с ним. Мне казалось, что ему так меньше достанется.

Потом я выпивала, чтобы он видел какая я становлюсь, когда пьяная. И вот возможно что-то в нем проснется, и он перестанет пить. Но этого не произошло. Тогда я решила, что мне нужно забеременеть. Ребенок должен как-то его остановить. Он возьмет ответственность. Так у нас друг за другом родились трое детей. Моя жизнь крутилась вокруг него. Всё что я делала, все мои мысли были направлены на моего мужа. Я его таскала по разным центрам. Если там не получалось, значит это фиговый центр. Я везла в другой центр, где дороже и точно получится. Если и там не получалось, к бабке какой-нибудь. Я помню, что ночью выходили и закапывали то его трусы, то его еще какую-нибудь одежду. Вечно копали чего-нибудь. И постоянно жила надежда, что я его исправлю и станет всё хорошо. Так у нас прошли восемь лет.

За эти восемь лет я перестала общаться с родственниками, подругами. Прекратились все связи. Потому что весь мой мир был он – мой муж. Так и я замкнулась в себе.

В 2013 году у нас очень сильно заболел старший сын. Он буквально лежал при смерти. Врачи говорили, что осталось только молиться. С ним лежала моя свекровь. И вот в один момент, я почему-то задала себе вопрос: «У меня сын лежит при смерти, я не знаю выживет он или нет, почему я дома?»

И  тогда я впервые в жизни себе ответила, что я боюсь, что мой муж сорвется. Мне от этого моего честного ответа стало страшно. Насколько я погрузилась во всё это, что я совершенно забыла, что я – мать и у меня есть материнская ответственность. В тот же день я приехала и сказала свекрови, что я буду теперь с сыном. Неделю я его выхаживала. Слава Богу, благодарю Всевышнего, мой сын живой. Пошел в четвертый класс. Всё, что я смогла тогда сделать, это я вышла из больницы и пошла подавать на развод. Я поняла, что так жить дальше я не могу. Я не знала, что делать. Всё, что я могла сделать, это просто подать на развод. И это не было манипуляцией. Впервые в жизни это было по-настоящему. А не так как я раньше, чтобы испугать, мужа забирала детей и уходила к родителям, чтобы он одумался.

Впервые в жизни это решение было принято ради меня и ради детей. А у него есть свой выбор. Мы с ним прожили два или два с половиной месяца раздельно. После я вернулась домой с детьми. Он жил в машине и стал посещать группы. В какой-то день он пришёл и сказал, что это и его дом. Так мы снова стали жить вместе. Через девять месяцев после того, как он посещал активно группы, я вдруг заметила, что он становится другим. Человек более уверенный в себе, с целью в жизни. А я вдруг осознала, что он поменялся, а я живу всё в тех же своих страхах, эмоциональных срывах.

И если в его жизни что-то меняется. В моей жизни ничего не меняется. Я вставала в пять утра, потому что боялась, что он встанет рано утром и пойдет пить. Засыпала я после него, потому что я думала, что я сейчас усну, а он уйдет. Я спала по два-три часа в сутки. У меня ничего не изменилось. Тогда я попросилась на группу. Я сказала, что мне интересно. На самом деле это был мой контроль. Это был март-месяц. У него был день рождения. Я говорю, что помогу тебе отнести пироги. Это был его первый день рождения, который он сказал, что хочет отметить с близкими ему людьми.

Начало моего выздлровления и открытие первой группы Ал-Анон в Алматы

Я пришла на группу, послушала высказывания. Мне сказали, что по воскресеньям есть группа ВДА. Вот сейчас я понимаю, что да, это Высшая Сила меня туда направила. Я сейчас только понимаю, что на тот момент я пришла духовно голодная. И когда я увидела других людей, которые духовно подпитанные, мне хотелось тоже это есть, кушать. У меня появилось большое желание, и я стала активно ходить на эти группы. Через месяцев пять, когда группа закрылась, один из наших анонимных братьев сказал, что можно открыть группу Ал-Анон и снабдил всеми нужными книгами, литературой, брошюрами. И таким образом открылась группа «Гулдену».

Были моменты, когда хотелось всё бросить и уйти. Благо, я всегда приходила к нашим братьям из АА и говорила об этом и всегда слышала: «Это твой опыт, это ты делаешь для себя». Я сижу на группе, порой даже одна и делаю это для себя. Я только сейчас поняла, что это правда. Я делала это для себя, для своего собственного выздоровления. Мне нужно было духовно выздоравливать.

Сейчас я прошла шаги. Сейчас на шестом шаге третьего круга шагов. В какой-то момент в начале лета, у меня же тоже алкогольное мышление – я вообще люблю всё поотрицать, пообесценивать, я начала обесценивать свой опыт. Что я не изменилась, что я вообще такая фиговая выздоравливающая, не нужны мне группы и вообще ничего не нужно. И все слова моего мужа: «Ну почему? Я же вижу. Вспомни, какой ты была раньше, орала и на моих родственников, и на друзей. Всегда пользовалась моментом, чтобы опозорить и сказать, а вы знаете,  что он алкоголик. Звонить моим родственникам и говорить:  вот вырастили вот такого, а мне теперь приходиться все это расхлебывать».

Я постоянно срывалась на детях. А мужу, конечно, больше всех доставалось. И он говорит: « Вспомни какая ты была, какая ты стала сейчас». Я ему: «Нет, так не выздоравливают». В августе у него был срыв. Сначала до этого мы отметили его трехлетие трезвости. А через неделю он сорвался. Я как раз ложилась в больницу. Я помню, что я писала в чате: «Девочки, я не знаю, что со мной. Но я эту новость восприняла спокойно. Да, это случилось. Что я сейчас могу сделать, мне надо выздоравливать.

Как я начала меняться

Мне надо лечиться. Мне надо заботиться о малыше. Дети под присмотром». Всё. Я помолилась, прописала в группу, спонсору. И не знаю как, но моя жизнь продолжалась. И когда я вернулась домой, а мужа еще не было, он пришел только на следующий день, я вдруг поняла, что я встречаю его совершенно спокойно. Вот он заходит, а я не кидаюсь на него. Единственное, что я сказала это: «Иди выспись». Он сказал: «Ладно.» И ушел. Через полтора часа я зашла к себе в комнату и поняла, что я на самом деле растеряна, я не знала, что говорить. То есть я чувствовала, что я какая-то другая, какая-то новая. Всё, что я сделала, я еще раз помолилась. Я сказала: «Боже дай мне, пожалуйста, нужные слова и скажи, какие у меня чувства. Потому что я созависимая.

Мне сложно определять мои чувства.»  Затем я поднялась к мужу и спросила: «Как ты себя чувствуешь?» Он конечно начал жаловаться, что ему плохо и так далее. Я впервые в жизни смогла так ярко отделить болезнь и его. Это был для меня такой яркий момент. Вот сейчас я понимаю, что Бог тогда показывал мне мою часть выздоровления, и что я могу уже отделять вот эту болезнь и человека, которого я люблю, с которым я хочу жить и состариться вместе.

И в этот момент я еще почувствовала, как будто Высшая Сила меня так подтолкнула, и я его обняла и сказала, что я рада, что он живой и дома. Он, конечно, не понял и не ожидал этого. Он сказал: « Я думал, ты меня покроешь матом или объявишь мне бойкот. Ну этого я точно не ожидал!» Мы с ним поговорили. Я спросила: «Чем я могу быть тебе полезной?» Он попросил у меня лекарства, воду. Я все принесла и ушла к детям. На следующий день он уже пошел на группу. Сейчас у него есть спонсор. Он выздоравливает.

Но главное, что я увидела свое выздоровление. Увидела вот эту свою часть, которая… Ну сегодня, я точно другая. И это благодаря программе 12-ти Шагов. Для меня это – чудо!

Жанара, жена алкоголика. Алматы

Добавить комментарий